Сетевой журнал: monthly
главная страница weekly галерея IT: проекты телекомфорум procurement guide психология управления


ИТ для государственного сектора

№2.2004

Системная интеграция в телекоме
"Круглый стол" Сетевого
текст подготовила Татьяна Зотова, ведущая - Нина Шагурина
версия для печати 

Телекоммуникации – одна из наиболее ИТ-емких отраслей, и она же самая быстроразвивающаяся. Стремление соответствовать растущим требованиям рынка весьма часто заставляет операторов критически переосмысливать и пересматривать те технические решения, которые еще вчера считались наилучшими. На данный момент в существующих телекоммуникационных сетях накоплены немалые объемы функциональности, и, тем не менее, увы, не редкость жалобы на то, что они недостаточно быстры, чересчур громоздки и не обладают достаточной пропускной способностью для работы с новейшими приложениями. На прошлых заседаниях нашего круглого стола мы рассматривали телеком как поставщика услуг, но в этот раз ему досталась роль потребителя.
Нас интересовало: на какие ИТ-решения сегодня растет спрос со стороны отечественных телекоммуникационных компаний, как выглядят их потребности в области инфраструктуры и каким путем двинется телеком в светлое мультисервисное завтра? На эти и многие другие вопросы нам отвечали представители компаний: "ЦентрТелекомСервис Московской области", TopS BI, "Открытые технологии", "Зебра Телеком", "Зенон" и "Диалог Сети".


Н. Шагурина: Хотелось бы начать не с технологий, а с взгляда на текущие процессы. Нас интересует, как формируется спрос на ИТ со стороны операторов.

Михаил Медриш. Генеральный директор "ЦентрТелекомСервис Московской области"

М. Медриш: Основные тенденции формирует рынок. Активно развиваются те сектора, где есть реальный спрос на услуги, например мобильная связь. Растет спрос, а следовательно, у мобильных компаний появляется больше денег на дальнейшее развитие. Любая активно развивающаяся отрасль требует современного технического и технологического обеспечения, и я не стал бы противопоставлять ИТ-решения технологического характера решениям по управлению предприятием. Это просто два разных направления, каждое из которых поддерживает бизнес оператора связи. То, что раньше называлось АСУТП – это не только управление "железом", но и управление бизнес-процессами технологического характера, в том числе и процессом предоставления услуг.
Н. Шагурина: Существует мнение, что в телекоме далеко не все определяет рынок и что различия в бизнес-стратегии альтернативных и традиционных операторов очень велики.
М. Медриш: Разница действительно есть. Для традиционных операторов характерен, с одной стороны, большой объем технического и технологического обеспечения (не всегда современного), а с другой – отягощения социального характера. В то же время они нуждаются в новых технологиях, которые внедряются, но не такими быстрыми темпами, как хотелось бы. И тем не менее тенденции носят общий характер.

Алексей Громченко. Советник генерального директора компании "ДиалогСети"

А. Громченко: Традиционные операторы – это структуры, сложившиеся за многие предыдущие десятилетия, еще советские. А вот альтернативные операторы молоды, и поэтому им легче даются изменения, они быстрее реагируют на ситуацию и перестраиваются в соответствии с коммерческой выгодой. Но и старые, хотя им и сложнее, тоже двигаются вперед.
В. Бытка: Я бы хотел по-другому взглянуть на проблему. С одной стороны, рынок потребляет услуги связи, чтобы реализовать обмен информацией. Связь – всегда катализатор для развития экономики. А с другой стороны – я не считаю, что уместно говорить о какой-то конкуренции между мобильным и традиционным операторами. У них нет конкуренции, так как это абсолютно разный бизнес и разные услуги. Через 50 лет обычный телефон все равно будет востребован, даже если мобильные операторы многократно увеличат свою долю рынка. Если же говорить о технологических особенностях телекома, то по сути дела информационные технологии в этой области тоже являются средством зарабатывать деньги. В телекоме два сектора применения ИТ: информационные технологии являются платформой для предоставления услуг, а также используются для создания биллинговых систем. А что касается употребления термина "альтернативный оператор", то, как мне кажется, он давно уже не актуален.

Евгений Евдокименко. Заместитель главного редактора "Сетевого журнала"

Е. Евдокименко: Время, способ рождения и ресурсы обуславливают основные различия традиционного и альтернативного операторов. Говоря, что в России такого разделения нет, вы поддерживаете политику Минсвязи, где считают, что это несущественная разница и что у всех наших операторов одинаковые права и равные возможности. В то время как на самом деле идет серьезная борьба за доступ к последней миле, за площади на АТС.
С. Кудрин: Между традиционными и альтернативными операторами можно найти множество различий, но главное всегда будет определяться одним: лежит на операторе социальная нагрузка или нет. Наличие социальной нагрузки кардинально меняет стиль работы оператора: наши традиционные операторы вынуждены действовать не по законам рыночной экономики – у них занижены тарифы и во многом связаны руки.
А. Кондаков: Главные козыри традиционных операторов – это широкая абонентская база, большая монтированная емкость и базовая инфраструктура, доставшиеся им еще с советских времен. Как "расплата" за это богатство цены на ряд услуг признанных операторов устанавливаются в регуляторном порядке, вследствие чего они нередко предоставляют своим абонентам услуги по цене ниже себестоимости, но это компенсируется перекрестным субсидированием от других услуг. Когда готовилась новая редакция закона о связи, то прежде всего обсуждался вопрос ухода от перекрестного субсидирования в отрасли. Потому что оно несет за собой ряд таких проблем, как непрозрачность, непонятные правила игры для инвестора, невозможность разделения услуг. Вообще разговор о себестоимости услуг имеет смысл только при наличии раздельного учета по каждой из них, только тогда можно говорить, как эти услуги продаются и сколько стоят. В итоге желательно получить схему, по которой базовые услуги признанных операторов продаются по единой цене абсолютно всем – и дочерним компаниям, и альтернативным операторам, и даже в собственной внутренней структуре. Истинный камень преткновения и главное отличие признанных операторов – это перекрестное субсидирование услуг локальной связи за счет дальней. С обвалом рынка дальней связи, катализатором которого стала VoIP-технология, механизм перекрестного субсидирования перестает работать. Либерализация этого рынка – процесс необратимый, нужно решать проблемы локальной связи, в том числе и за счет использования новых технологий.
Н. Шагурина: Предлагаю вернуться к вопросу о том, как формируется спрос на ИТ со стороны операторов.

Сергей Терешкин. Менеджер отдела развития решений компании "Открытые Технологии"

С. Терешкин: Здесь, мне кажется, следует исходить из такого понятия, как "цена входного билета" на рынок. Если раньше для достижения конкурентного преимущества компании достаточно было протянуть хорошую транспортную сеть, то сегодня таким билетом становится наличие хорошей телекоммуникационная структуры. Если же ее нет или она недостаточно хороша, то компания неизбежно проигрывает. Однако само по себе наличие телекоммуникационной структуры уже не является фактором, дающим компании преимущество. Телекоммуникационные структуры есть у всех операторов, но мало просто ее иметь, ее нужно максимально эффективно использовать. Вот здесь-то и возникает потребность в различных технологических решениях, связанных с Operation Support Systems (OSS) и Business Support Systems (BSS), с помощью которых можно улучшить использование уже имеющейся структуры и получить преимущество на рынке. На мой взгляд, это одна из главных нынешних тенденций.

Операторы связи сегодня или в самом ближайшем будущем уже не могут иметь успех на рынке телекоммуникационных услуг только за счет той медной инфраструктуры, которая у них есть. Выгоды сегодня и завтра будут приобретаться за счет качества сервиса и за счет предоставляемого набора услуг.

Конечные пользователи во всем мире склоняются к мнению, что услуга должна быть качественной и простой – это та тенденция, которая определяет развитие операторов связи. В конце концов все делается ради конечного заказчика, желающего получать все услуги через единый Ethernet-порт.
А. Громченко: Потребности оператора рождаются в процессе борьбы за клиента. В наиболее развитых сегментах отрасли уже недостаточно предлагать традиционные услуги. Поэтому операторы сотовой связи внедряют GPRS, а интернет-сервис-провайдеры думают, как транслировать интересный контент, например "видео по требованию" или интерактивное телевидение. Спрос на расширенные услуги подталкивает операторов к инвестициям в развитие инфраструктуры.
Е. Евдокименко: В США директор Федеральной комиссии по связи (ФКС) недавно сказал, что перевод всей телекоммуникационной инфраструктуры на IP и передача всей информации по одним и тем же каналам связи произведет революцию в экономике, подобную той, которую породило в свое время построение сети железных дорог. Вы полагаете, что в нашей стране создание подобной инфраструктуры не может привести к революции в экономике?
С. Терешкин: Не совсем так. Я говорил о требованиях рынка, о том, что наличие инфраструктуры дает оператору возможность развиваться "быстрее, выше, сильнее". Однако сама по себе сетевая инфрастуктура уже не является фактором, определяющим преимущества оператора на рынке связи.
М. Медриш: Развитие зависит от состояния экономики. Если в стране есть деньги, есть возможность платить за что-то, тогда это "что-то" может развиваться. Все просто. В Италии построили FastWeb, который стоит сотни миллионов долларов. Но там есть и платежеспособный спрос. Вложения должны окупаться. Такие масштабные структуры создаются лишь тогда, когда это соответствует развитию экономики и культуры общества. То, что мы сейчас имеем в России, с учетом наших гигантских пространств вполне соответствует тому состоянию, в котором находится наша экономика и культура.
С. Терешкин: Небольшое дополнение. FastWeb развивается и окупается благодаря массовости предоставления услуги. Есть некий ценовой порог оплаты пакета услуг – он актуален в том числе и для операторов мобильной связи и составляет порядка 15–25 долларов в месяц. Такую сумму пользователь уже готов платить. Если цена услуги находится в границах этой суммы, она становится массовой и окупается. Что же касается российской ситуации, то у нас строительство сети, подобной FastWeb, будет возможно только тогда, когда мы решим проблему начальных инвестиций. Если будут инвестиции, такая сеть будет, и появится возможность формировать спрос.

Сергей Кудрин. Технический директор компании "Зебра Телеком"

С. Кудрин: Но есть и другая сторона вопроса – привлечение инвестиций в отрасль. Одно цепляется за другое – развитие экономики подстегивает развитие телекома, а телеком является частью экономики. Его нельзя рассматривать отдельно, это такая же отрасль, как и все прочие, со своими особенностями, конечно, но речь сейчас не о них.
Н. Шагурина: Мне все-таки хотелось бы услышать – каковы потребности операторов как клиентов системных интеграторов в области инфраструктуры?

Виорел Бытка. Директор по работе с организациями и предприятиями телекоммуникационного сектора компании TopS BI

В. Бытка: Ответ на этот вопрос достаточно прост, и лежит он в области экономики. При внедрении информационных технологий решается сразу несколько задач – и повышение эффективности работы предприятия, и повышение его капитализации. Что сегодня внедряют в телекоме? Во-первых, OSS и BSS, поскольку, как мы уже говорили, сегодня существует проблема автоматизации работы предприятия. Во-вторых, так называемый Data Warehouse, единый стандарт хранения данных, позволяющий достаточно просто формировать отчеты и проводить анализ процессов на предприятии. Это внутренние инвестиции, направленные на оптимизацию работы, и в этом смысле телекоммуникационная компания ничем не отличается от компании любой другой отрасли. Большая часть задач телекома, которые приходится решать компаниям – системным интеграторам, с точки зрения ИТ не отличаются от тех, что решаются для всех прочих сегментов.

Анализируя сложившееся положение, мы можем видеть, что развитие телекоммуникационных операторов происходило неоднородно, под влиянием спроса на рынке и технологических возможностей оборудования. Какое-то направление развивалось быстрее, какое-то медленнее, и в результате получился некий сложный механизм. Взаимоотношения между отдельными направлениями бизнеса телекоммуникационного оператора не налажены должным образом из-за особенностей развития компаний на каждом конкретном этапе. А поскольку при этом привлекались самые разные производители оборудования, которые не всегда имели стандартизованные решения, в итоге получился некий неоднородный монстр. Отдельные бизнес-процессы нестыкуемы, так как нестыкуемо само оборудование и нет единой картины предприятия. Поэтому внедрение новых услуг сопряжено с такими колоссальными инвестициями, что сама собой возникает мысль о необходимости все полностью менять.

Теперь производителям телеком-оборудования о многом приходится договариваться не только между собой, но и с операторами, и всех волнует вопрос стандартизации. Вот и получается, что главная проблема телеком-оператора – это интеграция накопленных им ресурсов для четкого понимания того, что у него есть и куда ему следует двигаться.
А. Громченко: Как альтернативные, так и традиционные операторы России за последнее десятилетие прошли гигантский путь. Быстрое скачкообразное развитие с использованием целого ряда новых, перспективных и зачастую не опробованных технологий заставляет их в режиме реального времени пересматривать те технические решения, которые еще вчера казались панацеей от всех бед и гарантией блистательной перспективы. В связи с этим задачей любого оператора стало определение своей технической политики и осознание того, какой должна быть его инфраструктура для дальнейшего нормального развития. Связь всегда была консервативной и в то же время одной из наиболее технологически зависимых отраслей. Сегодня системный интегратор должен не только встроить нужное решение в существующую среду оператора, но и предоставить ему картину всех вариантов дальнейшего развития. И это уже оказывает непосредственное влияние на экономику оператора, в том числе на все, что касается инфраструктуры. Хочу отметить, что масштаб инфраструктуры, "заточенной" на предоставление услуги, наиболее экономичной для оператора, с одной стороны, и востребованной клиентом – с другой, в конечном итоге является основным критерием успеха и непотопляемости операторской компании. Поэтому задача системного интегратора заключается в том, чтобы провести глубокий анализ не только того, что необходимо оператору немедленно, но и тех шагов, которые ему следует предпринять в будущем.

Что касается сегодняшних потребностей в технологиях, то наиболее велики они в области каналообразующего и коммутационного оборудования. Здесь системные интеграторы всегда находятся на переднем крае. Все решения, которые появляются у производителей, не только становятся доступны через системных интеграторов, но и получают дополнительное развитие. Если перед операторами стоят задачи по оптимизации сети, увеличению ее емкости и производительности или внедрению новых сервисов, системные интеграторы всегда придут на помощь.

В качестве примера могу привести наиболее развивающееся направление – MetroEthernet-сети, то есть сети масштаба города или района на базе технологии Ethernet, которая изначально была создана как технология локальных сетей, но благодаря своей простоте и гибкости вышла за их пределы. Сегодня уже идут разговоры об оптическом Ethernet: поверх темного волокна, поверх SDH, поверх систем спектрального уплотнения. И многие операторы уже строят свои сети на базе этой новой технологии, потому что, во-первых, они достаточно дешевы, а во-вторых, позволяют предоставить прозрачное соединение ЛВС и высокоскоростной доступ в интернет. Недостаток состоит в том, что такие решения пока не стандартизированы и многие производители предлагают собственные фирменные продукты. Но уже создана специальная организация MetroEthernet Forum, которая будет способствовать стандартизации и продвижению этой технологии.
Н. Шагурина: Известно, что без биллинговой системы оператор обойтись не может, а без чего еще ему не обойтись? И что в области автоматизации бизнес-процессов сегодня действительно востребовано и воспринято телеком-операторами?
С. Терешкин: Сегодня у всех операторов связи в том или ином виде имеются системы BSS. Можно сказать, что они "выросли" на основе биллинговых систем, которые в начале пути были просто необходимы. Но рынок движется в сторону мультисервисности, количество услуг растет, а поскольку имеющимся "зоопарком" оборудования очень сложно управлять, то приобретают актуальность так называемые mediation-системы, фактически располагающиеся между OSS/BSS и всем тем "зоопарком" оборудования, которым оператор успел обзавестись. Тут уместно вспомнить о необходимости внедрения новых услуг, и о том, что это должно происходить легко и быстро. Так вот, помимо прочего mediation-системы решают также и задачу внедрения услуг (Service Provisioning).

Недавно мы инициировали опрос, касающийся систем OSS, который проводился совместно с интернет-изданием Cnews. Мы хотели выяснить, в решении каких проблем больше всего заинтересованы сегодня операторы. Результаты показали, что помимо fraud-менеджмента им интересен fault-менеджмент, то есть управление неисправностями в сети.

Само собой разумеется, что сегодня операторы должны предлагать заказчику много различных услуг, а значит, между ними развивается конкуренция на уровне услуг. Хочешь победить в конкурентной борьбе – предлагай много услуг, и предоставляй их быстро, оперативно и качественно. Вот почему одной из главных нынешних операторских потребностей являются mediation-системы, которые могут выполнять функции предбиллинга и внедрения сетевых услуг.
Н. Шагурина: Информационные и коммуникационное хозяйство оператора становится все сложнее, ему приходиться решать проблему интеграции приложений, остро встает вопрос унификации…
М. Медриш: Не стоит считать, что процесс приведения данных об оказанных услугах к стандартизированному виду хоть как-то усложнился. Сначала стандартизируются данные, потом производится тарификация – так было всегда. Другое дело, что вырос объем задач как таковой. Если данных много, то обрабатывать их вручную – нереально. Если растет количество источников информации, которые к тому же выдают данные в разном виде, то, естественно, приходится строить целую mediation-систему, чтобы все это собирать, сортировать, переформировывать и, наконец, выкладывать для дальнейшей обработки в стандартизованном виде. Да, мы знаем, что количество может переходить в качество, но в нашем случае это процесс постепенный и постоянный, ничего нового тут не происходит и функционально ничего не меняется.

Андрей Кондаков. Директор по развитию компании "Зенон"

А. Кондаков: В условиях острой конкуренции борьба за клиента идет постоянно, а значит, постоянно должен улучшаться показатель цена/качество предлагаемых продуктов и услуг. Поэтому современные компании стремятся сфокусироваться на своих ключевых компетенциях, отдавая на аутсорсинг любые "не профильные" процессы. Как следствие происходит переход от модели разовой продажи товара к (привычной для связистов) бизнес-модели непрерывного оказания профильных услуг. Эта тенденция наблюдается в различных секторах экономики, причем не только для B2C-, но и для B2B-процессов. Услуги усложняются, растет их количество, поэтому традиционные BSS все более напоминают OSS. Отсюда – новые требования к ИТ-компаниям, переход от торговли "коробочными" решениями к предоставлению сервисов в режиме ASP и неизбежная смена лидеров.

Если говорить об операторах, то, на мой взгляд, главное, что их должно сегодня интересовать в плане автоматизации и информатизации своей деятельности, это возможность предоставлять клиентам через свои OSS/BSS-системы услуги от других поставщиков. При таком подходе выигрывают все участники цепочки – и потребитель, и оператор, и поставщик сервиса. Однако мне представляется, что те OSS/BSS-системы, которые стоят у операторов связи сегодня, соответствуют модели продажи базовых телекоммуникационных услуг. С их помощью, к сожалению, затруднительно продавать даже собственные услуги добавочной стоимости, те, что производятся самим оператором. Они почти не приспособлены к предоставлению "сквозь" себя чужих сервисов. Поэтому сейчас первейшей из ИТ-нужд операторов является внедрение такого рода OSS/BSS-систем, которые позволят им при максимальном использовании своей структуры предлагать клиентам разные сервисы от разных производителей.

Например, оператор желает оказывать своим клиентам услуги передачи данных, телефонную связь и усовершенствованный хостинг. Услугу хостинга в этом пакете лучше выбрать из уже имеющихся сервисов специализированных провайдеров хостинга. Но, по моим наблюдениям, оператор эту простую и экономически оправданную процедуру проделать не может, потому что его OSS/BSS не в состоянии ее поддерживать.
С. Терешкин: Задача тарификации услуг, предоставляемых сервис-провайдером через оператора связи, решается посредством систем предбиллинга, например таких, как Hewlett-Packard Internet Usage Manager (HP IUM). Это настраиваемая масштабируемая система, которая позволяет вести расчеты по неограниченному количеству сервисов.
А. Кондаков: Сейчас у всех операторов, как правило, уже стоят собственные OSS-BSS-системы – где-то купленные, доставшиеся от учредителя, написанные "на коленке" или созданные специализированной фирмой. Суть в том, что все это разные системы, разные не только в отношении представления данных, интерфейсов, но и бизнес-процессов. Более того, даже если у оператора и сервис-провайдера будут внедрены абсолютно одинаковые OSS-системы, они не смогут решить эту задачу, поскольку для ее решения мало одинаковых форматов данных и интерфейсов, здесь нужна целостная интегрированная среда сквозного предоставления услуг. Поэтому когда речь заходит об OSS-системах нового поколения, прежде всего следует говорить об открытых системах, построенных на единых стандартах и способных к интеграции с другими решениями на различных уровнях. Нужно говорить о соразмерном представлении бизнес-процессов, их унификации и интеграции на уровне различных компаний.
В. Бытка: Я считаю, что никаких революционных перемен у нас не происходит, все развивается планомерно, эволюционно, и задачи, которые при этом возникают, никоим образом ничего не усложняют и не упрощают. Просто эти задачи необходимо решать по мере их возникновения. Проблема disaster recovery действительно существует; что же касается задач, стоящих сегодня перед телеком-оператором, то я бы определил их очередность таким образом: OSS/BSS-интеграция, data warehouse, disaster recovery. Эти задачи являются основными. Предположим, рынок готов к тому, чтобы потреблять новую услугу. Если у телеком-оператора вышеперечисленные задачи уже решены, то он может предложить рынку эту услугу без больших капиталовложений. Но если проблемы OSS/BSS-интеграции остаются открытыми, то такое предложение для него будет сопряжено с колоссальными инвестициями. Поэтому я призываю операторов активнее вкладывать средства в OSS/BSS-интеграцию.
А. Кондаков: Я хочу обратить внимание коллег на следующую особенность: услуги, которые сейчас активно востребованы рынком, – это по сути наши старые добрые услуги, но построенные на новых технологиях. Причем технологическое развитие этих услуг объединено двумя общими направлениями: во-первых, услугу надо сделать удобнее и проще в использовании, а во-вторых – экономически целесообразнее. Телефон – нажал кнопки – говори; телевизор – нажал кнопку – смотри; интернет-браузер – кликнул URL – получай информацию, почта – раньше надо было конверт заклеивать, а сейчас достаточно нажать одну кнопку, чтобы получить сообщение. Все эти услуги унаследованы из прошлого. Новых услуг нет, есть реализованные на новых технологиях старые идеи, обусловленные сложившимися потребностями пользователя. Нужно постоянно искать, какие еще запросы потребителей можно поддерживать информационными технологиями, и делать эту поддержку простой в использовании.

Такая простота достигается серьезными усилиями производителя, что идет вразрез с требованием экономической целесообразности производить-использовать услугу. Разрешение этого противоречия зачастую просто невозможно без серьезных технологических прорывов. Одним из таких прорывов можно считать идею ASP (Application Service Providing). Ее суть состоит в том, что процесс предоставления услуг осуществляется на базе мощных и технологически очень сложных платформ, т.е. простота использования достигается за счет сложности поддержания и обслуживания. А снижается стоимость такого сложного обслуживания за счет развитой сетевой инфраструктуры, использования одной платформы и одного и того же обслуживающего персонала многими пользователями.
С. Терешкин: Поиск и предоставление новых услуг является важной задачей любого оператора. Придумано их великое множество: анекдоты, погода, знакомства и даже флирт по SMS, контент на любой вкус и т.п. Операторы конкурируют, в том числе и на уровне услуг: кто больше и интереснее.
А. Кондаков: Ключевой момент – easy to use, простота использования. В эпоху доткомов – я не берусь судить, хорошая это была эпоха или плохая – существовала идея, что в новой инфотелекоммуникационной среде возникнут простые в применении новые услуги, но этого не получилось, одной единой сетевой среды – интернета – оказалось мало. Сейчас заговорили о новой революции – едином подходе к взаимодействию различных услуг на базе веб-сервисов. Породит ли это новое качество? На этот вопрос у меня ответа нет, но я уверен, что маркетинговая тенденция, которую назвали ASP (Application Service Providing), или, иначе, переход от предоставления "коробочных" продуктов к предоставлению сервисов в ИТ – это в какой-то мере революция. В Америке после индустриальной революции действительно произошла информационная. Но происходила она на уровне отдельных ИС и в масштабах предприятий. Переход от информационных систем к сквозному представлению сервисов на основе ASP неизбежен. Оборудование можно купить, а можно взять в лизинг, точно так же и с сервисами: можно купить ИТ-решения, а можно потреблять сервисы. Если мы движемся во втором направлении, то тут-то как раз и встретятся "телефон" и информационная система.
С. Терешкин: Задача персонализации действительно существует. Но сейчас уже есть портальные решения, которые позволяют предоставить пользователю контент, подобранный по заранее определенным им параметрам. Причем это не только веб-страницы, это могут быть и справочные службы, и другой портал, и вообще все, что интересует конкретного потребителя. Думаю, на рынке сегодня развивается глобальная тенденция к персонализации доставляемой пользователю информации. Сервис-провайдеры приходят к тому, что буквально для каждого пользователя надо создавать пакет ориентированных на него услуг.
А. Кондаков: Это влечет за собой ряд проблем. Первая: каким образом все это обсчитать, как предоставить и как построить бизнес-процессы компании для того, чтобы пользователю было удобно получить необходимые ему услуги?
С. Терешкин: Существует системы предбиллинга, которые могут производить корреляцию всех услуг для одного пользователя и предоставлять информацию в биллинговую систему.
А. Кондаков: Посчитать деньги за услуги – это лишь малая часть процесса предоставления сложных сервисов. Должна быть связь между бизнес-процессами двух взаимодействующих в этих рамках компаний. Предбиллинг решает только одну задачу – финансовых взаиморасчетов, получения деньг с клиента и их дележа между участниками процесса. Безусловно, предбилинг – хорошее подспорье, но с его помощью автоматизируется только одна составляющая всего процесса.
М. Медриш: Мы все говорим о потребностях пользователя, в то время как важнее понять, каков спрос. И телефония, и мобильная связь – это все массовый бизнес. Обсуждая какие-то решения, мы сначала должны понять, применимы ли они к массовому пользователю или их можно применить лишь к 0,05% пользователей. Например, та же самая индивидуализация. Сколько процентов пользователей захочет индивидуализировать информацию, сколько они заплатят за это и во что обойдется оператору организация и поддержка такой структуры? Сформировать новый пакет услуг для кабельного или спутникового телевидения – это очень дорогая и сложная задача. Причем, не статический пакет, а динамический. Я думаю, что именно по этой причине интерактивное телевидение с индивидуальным обратным каналом, с возможностью его использования всеми зрителями и т.п. с точки зрения бизнеса слишком дорого, и потому вряд ли имеет перспективу. И как будет выглядеть такого рода продукт? Ведь вещательный канал не предполагает ответной реакции от каждого зрителя. В реальности – это сложнейшая технологическая задача.
Е. Евдокименко: Я хочу выступить от имени пользователя. Мне не нужно от одного оператора все – и доступ, и хостинг, и новости по моему роду деятельности, и развлекательный контент... Мне нужен только широкополосный и надежный канал связи, а все остальное я получу через интернет. И я согласен за него платить, но по мировым ценам, а не по тарифам "МТУ-Интел" или "Центртелекома". Если сотовая связь у нас развивается почти так же, как в Западной Европе, а ADSL-каналов при этом меньше, чем в Эстонии, то это потому, что сотовая связь у нас в два-три раза дешевле, чем в Европе, а ADSL-доступ как минимум вчетверо дороже. Сделайте расценки на ADSL хотя бы на мировом уровне, и количество пользователей увеличится на порядок.
А. Кондаков: Если я вас правильно понял – вы хотите быстрый, надежный и при этом дешевый канал в интернет? Но интернет – по определению ненадежная среда передачи. Все стоит денег, тем более широкий и надежный канал. Но я не понимаю главного: зачем вам платить за надежность и скорость доступа в ненадежную и довольно медленную интернет-среду?
Е. Евдокименко: Про дешевый канал я не говорил ни слова. Я упоминал мировые цены, а это 35 – 45 долларов в месяц за канал до 1 Мбит/с без ограничения трафика. И я не считаю, что интернет – ненадежная среда по умолчанию. В Америке спокойно звонят по телефону через оператора Vonage, который предоставляет эту услугу по "ненадежному" интернету. И я не слышал о массах недовольных, хотя у Vonage почти 100 тыс. абонентов. "Ростелеком", "Соник Дуо" и еще полдюжины российских операторов гонят международный телефонный трафик через оператора ITXC, чья сеть построена на интернете, и вроде бы тоже особых нареканий нет. Я думаю, что когда "Ростелеком" введет в строй свою российскую DWDM-сеть, Рунет тоже перестанет быть ненадежным. Уже сейчас многие компании используют для своей внутрикорпоративной телефонной связи MPLS-сеть "ТрансТелекома", и все довольны. Если же оператор, предоставляя ADSL-доступ, подключен к интернету по 6-мегабитовому каналу, то он, естественно, будет рассказывать о ненадежном по определению интернете.
А. Кондаков: Надежность по таким расценкам, видимо, будет сравнима с надежностью интернета. С одной стороны, интернет – это действительно большое количество бесплатных сервисов, но это и крайне ненадежная, подверженная различным атакам среда. И в связи с этим к вам как продвинутому пользователю возникает вопрос: действительно ли вы хотите пользоваться только интернет-сервисами или все-таки предпочтете за некое вполне реальное дополнительное удобство (простоту использования) и надежность платить в месяц дополнительно сумму, сравнимую с затратами на канал?
Е. Евдокименко: Я уже имею удобные для меня услуги. Причем почти все они бесплатны. У меня много подписок на необходимый мне контент. И я думаю, что оператор, который хочет все подогнать под конкретного пользователя, скорее всего не сможет обеспечить мне качество специализированных поставщиков.
А. Кондаков: А было бы вам удобно при условии, что цены разумные, получать один счет за все услуги в дополнение к тем 30 долларам за канал?
Е. Евдокименко: Об этом я еще не думал, потому что у меня сейчас другая проблема: я не могу полностью получить те услуги, которые у меня уже есть и которые меня вполне удовлетворяют. А получить я их не могу потому, что канал у меня не широкополосный и ненадежный. Сначала предложите мне по разумной цене надежный широкополосный канал, а уже потом я буду думать, как мне дальше улучшать качество своей жизни.
С. Терешкин: Мне кажется, что к вопросу, который задал Евгений, операторы связи должны отнестись с исключительным вниманием, поскольку этот вопрос отражает мнение и чаяния, существующие сейчас на рынке потребления услуг связи. О каком качестве сервиса можно говорить, если канал плохой? Таковы этапы развития оператора связи и такова одна из задач эффективной маркетинговой политики. Сначала – хороший канал, а на следующей ступени – специальные сервисы.
М. Медриш: Но это экономика. Нет потребности в интернет-услугах в той мере, в какой она есть на сотовую связь, потому что это голос, и голос нужен всем. А интернет всем пока не нужен, наше общество еще не доросло до этого.
С. Терешкин: Но сейчас уже есть определенное количество пользователей, которым он нужен, и эти люди готовы платить за него 25–30 долларов в месяц. А соответствующий ответ операторов сопряжен с огромными инвестициями. Получается замкнутый круг: нет инвестиций – не на что построить сеть, способную выдержать массовый спрос. А нет достаточного количества пользователей – нет крупных инвестиций. Кто формирует рынок? Потребности пользователей или операторы, которые могут на них влиять? Это процесс двухсторонний. Если оператор связи не делает шагов в сторону формирования этого рынка, то его и не будет.
Н. Шагурина: В финале нашей беседы уместен вопрос о перспективах.
Е. Евдокименко: И я кое-что хотел бы уточнить. В внедрение IP-технологий в телефонных сетях признанных операторов – это какая перспектива: ближайшая, среднесрочная (до 2010 года) или далекого будущего (после 2010-го)? Проявляют ли интерес признанные операторы (МРК и их филиалы) к системам пакетной коммутации уже сейчас, и если да, то кто именно и в какой плоскости? Есть ли у российских системных интеграторов конкретные предложения к признанным операторам по внедрению систем пакетной коммутации?
А. Кондаков: На мой взгляд, уже сегодня существенная часть дальнего трафика в России идет по IP-сетям.
С. Кудрин: Да, это действительно так. Долю оценить трудно, но я думаю, что она значительна, и наверное каждый из нас сталкивался с такой ситуацией, когда звонишь по межгороду через "восьмерку" и сразу же понимаешь, что тебя соединили по IP.
Е. Евдокименко: Естественно, выделенные каналы "точка – точка" для передачи голосового трафика между двумя узлами IP-телефонии уже давно используются даже признанными операторами, но где там пакетная коммутация?
М. Медриш: Проблема применения IP-технологии в телефонных сетях распадается на две. Во-первых, соединение традиционных телефонных станций между собой – в этом случае для передачи оцифрованного по G.711 голоса можно использовать любую транспортную среду – SDH, ATM или IP. И вторая проблема – когда пользователь взаимодействует с IP-телефонным шлюзом и появляется сжатие, а также много других вещей, характерных для VoIP-технологии.

Существует два разных технологических решения для передачи голоса: традиционная телефония и технология VoIP. Какое из них использовать, зависит от оператора. Традиционному оператору, имеющему канальную инфраструктуру, вообще-то нет особого смысла применять IP-технологии для передачи голоса. Для операторов, владеющих инфраструктурой, стоимость традиционного прогона трафика будет ниже, чем по протоколу IP.

Другое дело местный уровень – там IP-технологии могут быть эффективными, в особенности если пользоваться DSL для одновременной передачи данных и голоса. И никаких технологических проблем здесь нет, главное, чтобы это было экономически оправданно.
А. Громченко: Не стоит, наверное, зацикливаться на теме IP, надо говорить о пакетных технологиях и применении softswitch (гибких коммутаторов). Потому что как только речь заходит о телефонии и IP, обязательно возникает вопрос качества обслуживания, а качество в IP-сетях достигается только тогда, когда есть сеть с достаточно широкой полосой пропускания на базе установления соединений, например MPLS. Многие операторы мобильной связи арендуют каналы Е1 для построения своих сетей. А это слишком узкая полоса, чтобы с хорошим качеством передавать IP-трафик. В таких сетях для передачи голосового трафика более приемлема технология ATM, которую часто используют операторы сотовой связи. Наша компания строит такую сеть на базе АТМ-коммутаторов Lucent для оператора сотовой связи "МегаФон".

Внедрение гибкого коммутатора, который работает как пакетный, уже назрело, и мы знаем, что прошли полевые испытания в МТС и "МегаФоне". Эти компании поняли, насколько это решение им сейчас нужно и как оно позволяет двигать их бизнес, они поняли, что передача по арендованным каналам трафика, коммутируемого в пакетной сети, – это большая экономия. Им не нужно арендовать большое количество 2-мегабитных каналов, а достаточно построить структуру, которая будет коммутировать голосовой трафик, используя однократную компрессию голоса и другие способы динамического уплотнения и статистического разделения каналов, присущие пакетным сетям.

У "признанных" операторов тоже есть перспективы использования гибких коммутаторов. После того как региональные операторы объединились в МРК, они могли бы с их помощью передавать голосовой трафик внутри своих сетей более экономным способом. И это столь же логичное решение, каким было начало широкого внедрения пакетных технологий.
А. Кондаков: Что касается softswitch, то поскольку он может скрывать источник и пункт назначения IP-телефонного трафика, часто именно для этого он и используется оператором, а также для предоставления абонентам каких-то дополнительных сервисов. Услуги местной телефонной связи во многом дотируются, сейчас на этом уровне стоят традиционные станции, и менять их на что-то более совершенное нецелесообразно, потому что абоненты не готовы платить даже за базовую услугу, не говоря уж о дополнительных сервисах. Но коль скоро абоненты в этих сервисах не нуждаются, а предприятиям Связьинвеста друг от друга нечего скрывать, то и гибкие коммутаторы на оконечном уровне им не очень-то нужны.

Другой вопрос – модернизация существующих линейных станций с целью получения вызовов с них сразу в формате IP с последующей обработкой. Это действительно может быть экономически оправданно, особенно если учитывать оптимизацию маршрутов трафика, гибкость и масштабируемость.
Е. Евдокименко: По-моему, для маскировки источников и пунктов назначения предназначены не гибкие коммутаторы, а граничные контроллеры сеансов связи (SBC).
А. Кондаков: Для передачи дальнего трафика протокол IP тоже не нужен. Маршрутизаторы для этого "слишком умные" и дорогие устройства, использовать их для "тупого" проброса трафика очень дорого и ненадежно. К тому же производители телефонного оборудования тоже не спят и придумывают в своих станциях IP-выход. Транзитные АТС сейчас уже умеют проводить телефонный трафик в виде IP и дальше передавать его по IP-сетям. У нас, например, так сложилось, что IP-каналы стоят дешевле "чистых", хотя сами они построены на "чистых" каналах.

А получилось так потому, что у нас, как и во всем мире, цены на дальнюю связь были завышены и она была на порядки дороже своей себестоимости. Появился дешевый интернет, и все стали гонять трафик через него. Потом оказалось, что это одно и то же, и пошло снижение цен на полосу пропускания магистральных каналов дальней связи. Что и привело к снижению цен для конечного пользователя.

Если на вопрос об "IP-модернизации" отвечать широко, то самой большой проблемой телефонной сети крупных мегаполисов является ее сложная конструкция, складывавшаяся десятилетиями, с присутствием полного спектра "культурных слоев". Да, такую сеть можно перевести на IP-коммутацию. И это, вероятно, будет самый дешевый способ ее модернизации, но за это никто не хочет браться – слишком большая ответственность.
Е. Евдокименко: Хотелось бы услышать мнение представителя IP-телефонного оператора.
С. Кудрин: Я полностью согласен с коллегами. Использование IP-технологий для "проброски" телефонного трафика по выделенным магистральным каналам – уже свершившийся факт. Хорош он или плох – это определяется по большей части экономическими соображениями. Ждать скорых революционных изменений в том плане, что IP-телефония придет в каждую квартиру, а вместо АТС появятся softswitch, мне кажется, не стоит. В первую очередь операторы думают о возможностях пользователей. Готовы ли пользователи платить столько, чтобы окупились инвестиции? Судя по всему, нет. Для дальнего трафика цены за минуту классического и IP-транзита сейчас действительно соизмеримы. Но для предоставления последнего с хорошим качеством нужно приобретать оборудование, которое стоит денег, и не маленьких. И я полагаю, что альтернативные операторы, заботящиеся о своей репутации и будущем, обязаны пойти на эти расходы.
Е. Евдокименко: Сейчас все поставщики традиционных коммутационных систем переходят на производство гибких коммутаторов. Скажите, лет через пятнадцать, когда производство традиционных коммутаторов уже прекратится, а российская ТфОП будет по-прежнему на них базироваться, где наши телефонисты станут брать те же запчасти?
А. Громченко: Я могу привести такой пример. Во время бума на ATM построили много таких сетей. Производители тогда кричали, что это наше будущее. Сейчас же это направление основными производителями не развивается, но многие ATM-сети продолжают работать. Здесь произойдет то же самое
С. Терешкин: Если говорить о будущем, к которому мы придем в результате эволюции, то не будет разных сетей. Будет одна IP-сеть, которая сможет пропускать трафик любого типа и обеспечивать требуемое качество обслуживания. То есть сеть, соответствующая концепции NGN (Next Generation Network). Задача гибкого коммутатора в такой сети – это обработка сигнализации, управление вызовами, медиашлюзами и устройствами доступа. Разнообразие голосовых шлюзов, существующее на рынке сегодня, поможет операторам безболезненно перейти на архитектуру сети NGN.


сетевой форум
поиск
подписка на журнал
о сетевом




Rambler's Top100 Copyright © ЗАО "Издательский дом мировой периодики", 2000-2005.
С замечаниями и пожеланиями обращайтесь по адресу